• Университет
  • Образование
  • Наука и инновации
  • Сотрудничество
  • Жизнь в ТПУ
Венские стулья


Главный корпус ТПУ, пр. Ленина, 30

В Музее истории ТПУ есть несколько венских стульев и кресел начала ХХ в. На них сохранились этикетки
с названием фирмы производителя – «Братья Тонет. Вена». Судя по первым фотографиям вуза, венские стулья заказывали как для кабинетов преподавателей и сотрудников, так и для аудиторий ТТИ. Для вуза необходима была качественная, недорогая и практичная мебель, и стулья фирмы «Братья Тонет» отвечали этим запросам. Еще одним большим плюсом этих стульев была компактность их пересылки, что также немаловажно.


Как удалось выяснить, стулья и кресла братьев Тонет – феномен в истории прикладного искусства. История венского стула началась с создания новой технологии обработки дерева гнутьем: распаренную водяным паром или вымоченную в кипящей жидкости древесину выгибали в разных направлениях, придавая ей любые формы. Из гнутой древесины в разные времена делались лыжи, сани, бочки, лодки, но именно венский краснодеревщик Михаэль Тонет (1796-1871) разработал подобную технику для создания мебели и применил ее в фабричном производстве. В специальной литературе имя его стало нарицательным: так называют вид мебели из гнутого дерева (в основном из бука).

До конца XIX в. фирмой «Братья Тонет» было произведено 50 миллионов дешевых и практичных стульев. На них сидели в Европе и в Америке, их узнала и Россия. В начале XX в. каталоги фирмы Тонет включали около 1200 моделей, фабрики производили почти 2 млн. изделий в год.

Фирма «Братья Тонет» имела две фабрики на территории Российской империи – в Ново-Радомске и Ревеле. Продажа мебели велась через собственные магазины и склады фирмы в Петербурге, Москве, Киеве, Одессе, а также на Нижегородской ярмарке. Венская мебель была очень популярна в России. «Гнутая, венская, буковая мебель фирмы «Тонет», вошедшая ныне во всеобщее употребление, продается во многих мебельных магазинах...», - отмечали справочники 1870-х гг. Чтобы защитить свою продукцию, каждый «настоящий Тонет» маркировался бумажной этикеткой, на которой стояло официальное название компании, ее торговый знак, адрес и информация
о наградах на различных выставках. В 1880-х гг. специально для русского рынка были созданы бумажные этикетки на русском языке. Стулья можно было приобрести по цене от 2 рублей 25 копеек до 3 рублей 70 копеек, кресла – от
6 до 13 рублей. 

В России, как и по всей Европе, венская мебель начала свое победное шествие с гастрономических
и увеселительных заведений. Легкие удобные стулья особенно подошли для кафе, которые стали появляться в это время. На рубеже XIX-XX вв. уже все общественные места, места досуга обставлялись венскими стульями - кабаре
и кинозалы, кафе и театры. Затем – залы Государственной Думы, конторы и учреждения, учебные заведения и даже вагоны-рестораны.

В 1889 г. фирма «Братья Тонет» стала поставщиком Двора Его Императорского Величества, и гнутая мебель появилась в загородных резиденциях, на верандах и балконах летних дворцов. Деятельность представительств фирмы «Тонет» в России прекратилась в 1917 г., магазины и склады были закрыты.


Пьезоэлектрические кварцевые весы


Главный корпус ТПУ, пр. Ленина, 30

В экспозиции Музея истории Томского политехнического университета есть уникальный прибор, придуманной самой Мари Кюри, ученым-экспериментатором, дважды нобелевским лауреатом в истории по физики и химии.

Этот прибор в разных источниках называют электрометр, или пьезоэлектрический кварцевый балансир, или пьезоэлектрические кварцевые весы. Они не полностью сохранились до наших дней. Весы состоят из двух латунных штанг с перекладиной и крючком для «нити» весов. Крюк является верхним держателем кварцевой пластины. Весы заключены в цилиндр (D=10). Прибор вмонтирован в круглую площадку, которая имеет 3 ножки с регуляторами на концах (винты), ножки скреплены тонким латунным обручем.

Согласно отчетам о деятельности Томского технологического института пьезоэлектрические кварцевые весы были куплены для физической лаборатории нашего вуза в 1907 г. за 400 франков в фирме «Главное общество химической продукции», Париж. Тогда эту лабораторию временно возглавлял лаборант Вениамин Семенович Титов, в последующем профессор, организатор и первый ректор Омского сельскохозяйственного института. Но будучи лаборантом физической лаборатории ТТИ он изучал радиоактивные воды дер. Белокурихи.

Дополнительная информация:


Старинная дверная ручка


Главный корпус ТПУ, пр. Ленина, 30; Горный корпус ТПУ, ул. Советская, 73

Прямо на входе в Музей истории ТПУ посетителей встречает редкая вещь - старинная дверная ручка с замком. Чем же примечательна эта вещь? Если приглядеться, то можно увидеть клеймо на ручке «Бр. Тепловы. Тула»
и изображение двуглавого орла с короной. Самая высокая похвала мастеру - право изображать на клейме императорского орла. В Туле только фабрикам наследников Баташевых и братьев Тепловых было дано такое право.

Как удалось выяснить, скобяная фабрика братьев Тепловых была одной из крупнейших предприятий Тулы по объёму производства и численности рабочих. В 1869 г. на фабрике работали 300 человек. На заводе изготавливались различные скобяные изделия: от гвоздей до воротных петель и запоров. Скобяные изделия Тепловых считались лучшими в Туле, их охотно покупали в Санкт-Петербурге и Москве.

Наша дверная ручка – латунная, выпущена после 1896 г., замок на ней не работает.  Такая же ручка есть на входной двери Горного корпуса ТПУ.

Дополнительная информация:


Картина Алексея Вейнберга


НТБ ТПУ, ул. Белинского, 53а

В читальном зале гуманитарной литературы Научно-технической библиотеке ТПУ находится отреставрированное живописное полотно – городской пейзаж начала XX века, авторства Алексея Вейнберга. Алексей Вейнберг – старший сын профессора ТТИ Бориса Петровича Вейнберга, талантливый юный художник, автор около 2000 работ, трагически погиб в возрасте 18 лет.

Картина с 1980-х гг. располагалась в одном из залов НТБ ТПУ, но не имела авторства. Как удалось выяснить, картина была написана с натуры, скорее всего летом 1918 г. или 1919 г. Было установлено место, с которого открывался такой вид, и где, скорее всего, находился художник в момент написания картины. Сегодня это место рядом с заводом ТЭМЗ, на небольшом постаменте, коему сейчас соответствует бордюр вдоль проспекта Ленина.

С такой позиции открывался вид на край угла инженерного корпуса в ближней перспективе, были видны фасады физического и химического корпусов института, находящихся через дорогу, за ними частично видно кирпичное здание Михайловской больницы, построенное в 1917 г. и в перспективе открывался прекрасный вид на Троицкий собор (к сожалению, разрушенный в 1934 г.).

Дополнительная информация:


Паспортная книжка


Учебный корпус № 8, ул. Усова, 7

В фондах КМ ТПУ сохранилось несколько паспортных книжек первых преподавателей Томского технологического института Императора Николая II. Чем же эти книжки отличаются от современных паспортов, и почему они выдавались непосредственно в самом институте?

Основным документом, регламентирующим процедуру паспортизации населения России, в первые годы XX века был «Устав о паспортах», принятый в 1903 г. В соответствии с предписаниями Устава о паспортах лицам, состоящим на гражданской службе, эти книжки выдавались по месту служения. В связи с чем, все преподаватели, которые находились на службе в ТТИ, получали паспортные книжки в вузе. Помимо всего, их жены и дети также получали паспорта в институте, а основанием для этого служил формулярный список о службе мужа или отца.

Паспорта выдавались лицам мужского пола с 17, а женского – с 21 года. Причем для получения паспорта замужней женщиной, независимо от возраста, требовалось согласие мужа. В паспорт могли, кроме всего прочего, вноситься данные о жене получателя, его сыновьях, опекаемые родственники, приемыши, дочери до 21 года и лица преклонного возраста или по состоянию здоровья не могущие обходиться без постороннего попечения.

Паспорта могли быть бессрочными и срочными, т.е. с ограниченным сроком пользования. И информация об этом также указывалась в паспорте. Чтобы получить паспорт, необходимо было оплатить «единовременный доход»: за бессрочный паспорт – 50 копеек, за срочную книжку – 25.

В паспорте, помимо фамилии, имени и отчества лица, указывались дата и место его рождения, пол, принадлежность к определенному сословию, вероисповедание, регистрация, а также данные об органе, выдавшем документ.

Итак, одна из сохранившихся паспортных книжек принадлежала Якову Ивановичу Михайленко, ученику
Д.И. Менделеева, российскому химику, ректору ТТИ в 1920-1921 гг. Благодаря этой книжке, мы можем узнать, что Яков Иванович прибыл в вуз на должность и.д. экстраординарного профессора по кафедре химии и получил бессрочный паспорт. Также можно увидеть, что он православный, был женат и что у него два сына. Кроме всего прочего, можно проследить, как он перемещался по стране, т.к. в паспорте имеются отметки и наклейки
о посещении других городов: Москвы, Киева, Одессы, Санкт-Петербурга.

Яков Иванович проработал в ТТИ до 1924 г., а затем перевелся в Московский химико-технический практический институт им. Д.И. Менделеева профессором кафедры общей, неорганической и аналитической химии, где он проработал до конца своей жизни. Стоит отметить, что именно в 1924 г. в нашей стране вводились новые удостоверения личности, что юридически оформило слом старой дореволюционной паспортной системы. И можно предположить, что, получив новое удостоверение личности, Я.И. Михайленко оставил «старый» паспорт в Томске.

Несгнораемый шкаф


Главный корпус ТПУ, пр. Ленина, 30

В одной из аудиторий первого этажа находится уникальный предмет – сейф, а вернее, несгораемый шкаф. Он использовался сотрудниками вуза по своему прямому назначению – для хранения документов и ценностей. Сейчас на нем несколько слоев краски. Вероятнее всего, он был роскошного темно-бордового цвета с тиснеными блестяще-медными полосками вдоль периметра (такой цвет просматривается внутри шкафа). До сих пор история умалчивает, как этот сейф оказался в нашем вузе. Но, давайте разберемся, в чем же его уникальность, и как он попал в ТПУ?

Во-первых, вес этого сейфа около двух тонн, передвигается он на колесах, т.к. поднять его очень сложно. Во-вторых, этот шкаф действительно является несгораемым. У него толстые двойные стены, а между листами стенок засыпан песок. Кроме того, сейф металлический. В-третьих, на несгораемом шкафе имеются литые надписи «МЕЛЛЕРЪ МОСКВА» и «ФИРМА СУЩЕСТВУЕТ СЪ 1857 ГОДА». Кто же такой этот Меллер?

Оказывается, он организовал первую в России «Фабрику стальных несгораемых шкафов Владимира Меллера», которая находилась в Москве, на ул. Мясницкой, 20. Предприятие производило «стальные, безопасные от воров
и огнеупорные шкатулки». В 1900 г. фабрика выставила свои «шкатулки» на Всемирной выставке технических достижений в Париже, которые были удостоены золотой медалью.




Приобрести товар, позволяющий спасти свое имущество от непрошеных гостей, можно было по почте. Для этого клиенту надо было отправить на фабрику запрос с семикопеечной маркой, в ответ ему присылали прейскурант.


Заказчик выбирал понравившуюся модель, звонил на фабрику, и товарным поездом «шкатулка» пребывала к месту назначения. Далеко не все могли позволить себе сделать такую престижную и полезную покупку. Еще одна особенность сейфа, в рекламных целях в каждый десятый такой сейф фирма-производитель прятала по 10 бриллиантов в один карат. Возможно, и в нашем сейфе был такой сюрприз.

Кроме того, каждый сейф имел свой номер. На нашем сейфе это номер 25460.

Следующий вопрос – как сейф попал в ТПУ? Исходя из того, что каждому сейфу присваивался номер, мы решили выяснить в столичном архиве, кто был заказчиком несгораемого шкафа. Но, сделав запрос в Центральный Государственный архив города Москвы, мы получили вот такой ответ: «На Ваш запрос, что в фонде «Первая в России фабрика несгораемых шкафов и банковских сооружений «В.Э. Меллер» сведений о покупателях сейфов не обнаружено». Следующим шагом стал поиск информации уже в местных архивах. Исходя из того, что все закупки вуза фиксировались в так называемых бухгалтерских книгах, начали просматривать в первую очередь их. Но опять же, никакого сейфа в списках не было обнаружено. В результате, остались только догадки.

Одна из них – возможно, что кто-то из первых профессоров привез этот сейф с собой, может даже первый директор ТТИ Е.Л. Зубашев еще в 1899 г. Основывается эта догадка на том, что в октябре 1907 г. произошел вооруженный разбой в институте, и нападавшие заставили помощника бухгалтера открыть несгораемый шкаф, рассчитывая обогатиться. Значит несгораемый шкаф-сейф к этому времени уже был в вузе.

Вторая версия – возможно, сейф оказался в ТПУ гораздо позже, в 1920-е гг. В основе этой догадки лежат архивные данные о том, что по приказу Сибревкома № 50 от 6/6 1924 г. все заказы по ремонту несгораемых шкафов, а также переделка замков и ключей, находившихся в ведении Управления Томской железной дорогой, должны были проводиться исключительно в мастерских ТТИ «Машинстрой». Возможно, этот сейф был привезен в мастерские института для ремонта и оставлен здесь. Таким образом, до сих пор остается загадкой, как несгораемый сейф фирмы Меллер оказался в ТПУ.

Благодаря интернету удалось узнать, что фабрики несгораемых шкафов Меллер сейчас не существует. Но сейфы этой фирмы активно использовали в советское и постсоветское время, что говорит о высоком качестве этих шкафов. На некоторых сайтах по продаже антикварных предметов можно найти объявления об этих шкафах. Цена на них варьируется в зависимости от размера и сохранности от 4000 $ до 20000 $. Как удалось выяснить, эти сейфы использовались в основном в европейской части России. Как правило, их покупали государственные банки либо люди, занимавшиеся торговлей, коллекционеры. Например, подобный «многоуважаемый шкаф» 1901 г. выпуска оказался в руках сотрудников музея денег в Феодосии.

В Сибири эти несгораемые шкафы использовались на станциях Транссибирской железной дороги для хранения документов и денежных средств.

Таким образом, история появления несгораемого шкафа в ТПУ остается неразгаданной. А ведь может этому сейфу столько же лет, сколько и нашему вузу?

Оцените была ли информация на этой странице полезной?